1. ИСХОД. ОТПЛЫТИЕ.


Счастливый детский смех разливался на дворе. Маленький Гринька бегал за белым щенком Бельчиком, стараясь ухватить его за хвост, а затем разворачивался, и уже Бельчик гнался за Гринькой. Мать Бельчика, бело-серая сука Найда, растянулась на траве. Рядом дремали сытые щенята, а два щенка еще сосали грудь матери. За четырехлетним Гринькой смотрела сестра, семилетняя Настюха. Глядя на игру младшего брата и щенка, она заливалась звонким смехом.

Взрослые — отец, мать, два старших брата Глеб и Тихон спешно собирались на рыбалку. В этот раз они взяли много теплых вещей, иконы, церковные книги, много провизии, кухонную утварь, разные инструменты: топоры, лопаты, багры, кирки, оружье самострелы, ружья и разные металлические вещи из кузницы.

Все были взволнованы и озабочены. Соседи тоже собирались на рыбалку. Казалось, что вся деревня решила отплыть на дальний остров, где обычно рыбачили летом всей деревней.

К вечеру на двух кочах и на четырех ботах взрослые с детьми вышли в море и поплыли к острову. В деревне остались старики, старухи и несколько семей, не пожелавших выезжать так рано, ведь путина должна начаться через несколько дней. Поспешный сбор и выезд на рыбалку был вызван слухом, что в Холмогоре появились опричники, которые бесчинствовали, набирая рекрутов — парней и молодых мужиков. Рекрут-солдат должен был служить в царском войске двадцать пять лет. Отец семейства, Семен Чикачев, оставил в деревне двенадцатилетнего сына Тихона, чтобы он с соседскими ребятами Петькой и Васькой, которые тоже остались в деревне, разузнать, как поведут себя опричники, что будут делать в деревне.

Опричники появились в деревне неожиданно, на второй день. Были они злые, потому что всюду встречали отпор от свободолюбивых поморов. Верхом на лошадях опричники ездили по пустым дворам, ломали строения и подожгли избы, в которых никого не было. Мужиков, которые не поехали на рыбалку, забрали под конвой, даже больных. Увидев рослого Тихона, которому на Крещение исполнилось двенадцать лет, они приказали на завтра прийти ему в воинский стан. Гаврилку и Миколу, которые были младше Тихона и выглядели еще детьми, они стегнули плетьми и ускакали.

Когда опричники скрылись, ребята сразу собрались и побежали на берег моря, где для них был приготовлен малый бот, с веслами и парусом.

Тихон захватил с собой щенка Бельчика, которого отец оставил вместе с двумя щенками, считая их не очень крупными и крепким. Он взял только пять крупных щенков. Бельчик понял, что его взяли в путешествие, терпеливо кряхтел в руках Тихона и старался лизнуть в лицо мальчика. С трудом столкнув бот, мальчики налегли на вёсла, подняли парус и вышли в открытое море. Через день они были на острове. Подростки возбужденно рассказали о бесчинствах опричников.

Посовещавшись, поморы отметили, что опричники сильно «одичали» от власти и никакого сладу и пощады от них не жди. На завтра, поморы на двух кочах и пяти ботах вышли в открытое море и поплыли на Восток, искать новые земли, строить новую жизнь.

Караван судёнышек, довольно быстро продвигался на Восток по Студённому морю. Дул не очень сильный ветер, но был он упругим и постоянным. На носу первого коча часто дежурил Тихон с друзьями и Бельчиком. Во время этого долгого плавания, которое продолжалось уже три года, ребята окрепли, выросли. Тихон стал похож на молодого мужика. Подростки вытянулись, возмужали. Бельчик вырос крупным белым кобелём.

Однажды, на третьем году похода, яркий солнечный луч в просвете облаков неожиданно осветил высокий пустынный берег и устье широкой реки. Тихон первый увидел излучину реки, воскликнул, показывая рукой на высокий берег. Отец Тихона, Семен Чикачев, взглянув на берег и устье реки, направил свой коч, к берегу. На берегу разбили стан, развели костер, в ожидании второго коча и четырех ботов, которые отставали на полдня. Тихон с друзьями ещё несколько мужиков отправились по берегу реки, разведать местность. Место им понравилось. Река была широкой и глубокой. По берегам реки нанесло много плавника: палок, веток. Целые деревья лежали по берегу, что было важно для строительства жилья, отопления во время долгой северной зимы. На реке и в ближайшей курье часто играла рыба. Вернувшись на стан, взяв сети, ребята поставили их на мелководье. Через некоторое время они вернулись с богатым уловом, в мешке лежала крупная белорыбица. К концу дня к берегу подплыли второй коч и боты.

На следующий день, поморы убедились, что берег необитаем. На берегу встречались следы зверей, оленей, песцов, даже след белого медведя и множество следов птиц. Решено было заплыть вверх по реке и обустраиваться уже на зиму. Проплыв вверх по реке верст сорок, прибывшие определили место зимовки. Стали обустраиваться. Копали, строили землянки. Решено было разобрать один коч, на строительство избы и малой лодки для рыбалки.

Как-то в один из солнечных дней Тихон вызвался у отца пойти с младшим братом Гринькой и с друзьями на разведку, на правый берег реки. Взяв с собой провизию, самострел со стрелами, переплыв реку на малом боте, ребята разделились. Гаврилка с Миколкой пошли вниз по берегу, а Тихон с Гринькой и Бельчиком пошли вверх, в сторону высокого холма в километрах двух от лодки.



2. НЭМЭЛЭ. ЮКАГИРЫ.


Нимэлэ с детства рос подвижным, любопытным мальчиком. В стойбище его все любили, так как он никогда не вредничал, всем старался помочь. Его часто просили, как посланника-гонца, сообщать соседям вести. Отец его был оленеводом, имел небольшое стадо оленей, которое паслось недалеко от стойбища. Стадо росло медленно. Рождались оленята, но были потери от болезней и волков. Когда Нэмэлэ исполнилось девять лет, он стал ухаживать за родившимся оленёнком, с белой звездочкой на лбу. Через пять лет оленёнок вырос в красивого верхового оленя и был неразлучен с Нэмэлэ. Нэмэлэ часто выезжал на своем любимом олене в тундру. Мальчика всегда сопровождала бело-серая собака по кличке Нара. Летом собак обычно привязывали около жилищ, чтобы они не убегали далеко в тундру. Так как охотясь, они и распугивали дичь, песцов. Это приносило урон будущему зимнему промыслу пушнины. Лишь Нару не привязывали, так как она никогда не убегала далеко.

В этот день Нэмэлэ отпросился у отца объехать тундру на олене и узнать, где пасётся их стадо оленей. Он взял с собой лук, стрелы, немного еды. Позвал собаку Нару, сел на своего оленя и отправился на поиски стада. Нэмэлэ решил посмотреть оленей за холмом, у реки.



3. ВСТРЕЧА.


Выезжая из-за холма, олень вдруг встал. Нэмэлэ оцепенел. Нара залегла на землю. Навстречу им шли два человека, молодой парень и мальчик. Таких людей Нэмэлэ никогда не видел. У незнакомцев были желтые, выгоревшие волоса, синие глаза. Парень и мальчик от неожиданности тоже остановились, глядя на Нэмэлэ. Все замерли. Вдруг из-за пригорка выскочил, отставший от ребят, Бельчик. Увидев Нару, Бельчик завилял хвостом и медленно пошел к ней. Неожиданно, Нара тоже вильнула хвостом, и пошла навстречу к Бельчику. Ребята, завороженно смотрели на собак. Собаки долго обнюхивали друг друга. Затем Бельчик и Нара побежали в сторону и стали играться. Мальчики заулыбались.

Первым заговорил Тихон. Он показал на Гриньку, на себя и сказал несколько раз:

 — Мы — русские, Чикачевы.

Тут, картавя, ему стал помогать Гринька, он повторял:

 — Мы луусские, Чаакачевы.

Нэмэлэ понял, что с ним знакомятся. И обрадованный дружелюбием ребят, стал радостно повторять:

 — Луча, Луча!

 — Луча, Луча!

 — Да,  — продолжал Тихон,  — мы русские поморы с Белого моря: Чикачевы, Шкулевы, Киселевы, Струковы...

 — Луча, Луча — повторял Нэмэлэ.

Тихон и Гринька подошли к Нэмэлэ, который стоял за оленем. Осторожно погладили оленя, который спокойно жевал ягель.

Тут Нэмэлэ стал говорить, показывая на себя:

 — Я — юкагир.

 — Юкагир, — повторили ребята.

Тихон обратил внимание на лук и стрелы Нэмэлэ и показал свой самострел. Нэмэлэ с любопытсвом, стал изучать самострел и стрелы для него. Он показал на озеро, где сидели утки. Они подкрались к уткам. Нэмэлэ и Тихон сразили стрелами две утки. Затем Тихон предложил Нэлэмэ стрельнуть из самострела, а сам попросил лук. Нэмэлэ взял самострел и сразу добыл утку. Тихон первый раз стрельнул из лука и промахнулся, но вторым выстрелом добыл крупную крякву. После Нэмэлэ позвал ребят на мелкую заводь озера, где жировала рыба. Ребята потихоньку зашли в воду и шумно начали гнать рыбу на мель. Испугавшись, несколько рыбин-чиров выскочило на мель в траву. Собрав рыбу, ребята сели отдохнуть, поесть. Тихон достал кремень, высек огонь и разжег костер. Ребята запекли большую рыбину, и громко разговаривая на двух языках, стали есть рыбу. Наевшись, они позвали собак и отдали им остатки пищи. Бельчик старался много не есть, предлагая лучшие кусочки Наре.

Тихон неожиданно предложил Нэлэмэ поменяться оружием. Нэмэлэ согласился. Он взял самострел, а Тихону передал свой лук со стрелами.

Возвращение детей в стан, а Нэмэлэ в стойбище было для взрослых огромным событием. Отец и мать Нэлэмэ были перепуганы новостью сына. Отец Нэмэлэ и соседи подробно расспрашивали его о встрече с другими людьми. Отец внимательно осматривал самострел и его короткие стрелы. Весть о неизвестных людях уже облетела всё стойбище. Отец повел Нэмэлэ к шаману, который жил в центре поселения юкагиров. Величественный, седой шаман внимательно выслушал весь рассказ Нэмэлэ, осмотрел самострел и стрелы.

Шаман зашел в свою урасу, одел свои белые одежды, взял бубен, вышел к людям. Он разжег священный огонь, накормил огонь маслом, пищей и начал камлать. Жители стойбища уселись вокруг, наблюдая зрелище ворожбы. Шаман камлал долго. Когда он вышел из транса он произнес:

 — Я разговаривал с нашими духами. Они сказали: «Пришли к нам мирные люди, и будут они с юкагирами дружны».

 — Эти люди пришли из далекого края, куда заходит солнце, на другой стороне земли. Они бежали от диких, злых соплеменников.

 — Духи указали им остановиться здесь, на оленной реке. Они будут мирными нашими соседями. Они охотники, рыбаки.

Так произошёл исход, открылся Северный путь на Восток русских поморов. Они остались жить на далекой реке Индигирке, построив селение Русское Устье. Русские поморы подружились с коренными народами Севера и стали мирно в согласии жить на Восточном Севере.

А В Т О Р

ЖИРКОВ

Владимир Семенович


г. Якутск
Республика Саха (Якутия)